Глава 6. Корнелия посмотрела на часы и раздраженно фыркнула
Обмен учебными материалами


Глава 6. Корнелия взглянула на часы и раздраженно фыркнула



К счастью, Вилл тоже решила узнать вре­мя. И если у Корнелии были изящные золотые часики, то у Вилл часы были грубоватые, зато электронные. Вилл нажала на кнопочку сбоку корпуса, лягушачья мордочка на поверхности засветилась зеленым, и стало возможно разли­чить цифры.

— Шесть пятнадцать, — пробормотала Вилл. Корнелия покосилась на маленькую светящую­ся лягушку. Любовь Вилл к лягушкам была одной из тех вещей, которые Корнелия никак не могла понять. Сама она даже в раннем детстве не схо­дила с ума по мягким игрушкам или наклейкам. В конце концов, она уже с шести лет всерьез занималась фигурным катанием!

А что касалось стиля в одежде, Корнелии всегда было удобнее носить просторные юбки и элегант­ные шали, чем вещи в духе Вилл — мешковатые джинсы, фенечки и безразмерные толстовки с капюшонами.

Корнелия вздохнула. На нее навалилась уста­лость. Она чувствовала себя намного старше, чем все остальные Стражницы. Неужто девочки не понимали, до чего они докатились?

«Мы же без пяти минут хулиганки! — думала Корнелия, чувствуя, как сердце в панике начи­нается колотиться будто сумасшедшее. — Нам и раньше доводилось проникать в недозволен­ные места, но то были обычные дома: забро­шенный особняк Элион и жилище математички. А Хитерфилдский музей — это же совсем другое дело! Если нас поймают, то бросят за решетку. Интересно, как мы станем спасать мир, сидя в тюрьме?! Будем надеяться, — сказала себе Корнелия, стиснув зубы, — магия поможет нам избежать неприятностей!»

Вилл снова словно прочитала мысли подруги. Она сжала правую руку в кулак и обвела Стражниц взглядом.

— Ну что, готовы? — спросила она.

— Да, все чисто, — ответила Корнелия, оглядев­шись по сторонам, — поблизости ни души.

Вилл одарила подругу благодарной улыбкой, от которой у Корнелии в душе шевельнулся чер­вячок вины. Она оспаривала лидерство Вилл еще до того, как девочки стали Стражницами. Она под­вергала сомнению все, что предлагала Вилл, или просто слушала ее с угрюмым неодобрением.

Позже Корнелии пришлось признать, что лидер из Вилл вышел неплохой. Ей раз за разом удавалось превращать пятерых обычных девочек в сверхъестественных существ!

— Отлично, — прошептала Вилл. — Подойдите ко мне.

Корнелия и остальные сдвинулись поближе. Когда девочки образовали плотный кружок, Вилл зажмурилась и раскинула руки в стороны. Корнелия наблюдала, как лицо Вилл оживилось. Чародейка словно вела мысленную беседу с небесными сила­ми. Затем из ее правого кулака заструилось ярко-розовое сияние. Вилл запрокинула голову, спина ее выгнулась дугой, ноги напряглись.

Она судорожно вдохнула. Магия текла прямо сквозь нее!

Сила волшебства нарастала, Вилл выставила правую руку вперед и разжала пальцы. Над ладо­нью чародейки парило Сердце Кондракара — пуль­сирующая мощью небольшая хрустальная сфера в асимметричной серебряной оправе.

— Хай Лин, — воскликнула Вилл, — Воздух!



От Сердца отделилась серебристая магическая капля и поплыла к самой маленькой из Стражниц. Чародейка, словно освобождаясь от чего-то, вски­нула руки над головой, и капля магии завертелась вокруг нее, превращая девочку в... фею!

— Ирма, — продолжала Вилл, — Вода! На этот раз капля магии была голубой. Затем Вилл послала огненно-оранжевый маги­ческий заряд к Тарани.

Наконец наступил черед Корнелии. Она обхва­тила себя за плечи, магия завертелась вокруг нее, дотрагиваясь до каждой клеточки кожи и словно облекая чародейку в защитный кокон.

Корнелия почувствовала, как ее веки сами собой смыкаются, а голова откидывается назад. Превращение из школьницы в Стражницу нача­лось.

Сперва Корнелия почувствовала прилив жара в груди. Через пару секунд тепло обернулось энерге­тическими импульсами, устремившимися к рукам. Конечности удлинялись и наливались силой.

Она сделала глубокий вдох.

А потом ее сознание ненадолго отключилось. Она ощущала, как сокращаются и расслабляют­ся мышцы, когда магия наполняла каждый уго­лок ее тела. Одежда куда-то исчезла. Ноги тоже

удлинились, а потом с телом произошло еще одно превращение — с негромким потрескиванием за спиной развернулись нежные легко оперенные крылышки. Светлые волосы — которые стали еще более мягкими, шелковистыми и длинными, чем раньше, — волной легли на плечи. В конце концов магическое давление ослабло. Корнелия открыла глаза и обнаружила, что подруги тоже успешно прошли через преображение.

Пять девочек разглядывали друг друга, в оче­редной раз восхищаясь модными полосатыми леггинсами, трепещущими крылышками, сногсши­бательными юбочками и стильными топиками. С легким смущением чародейки признавали, что и их вдруг повзрослевшие тела, облаченные в эти классные наряды, им тоже нравятся.

Они превратились в девушек: мудрых, прекрасных, наделенных волшебством, а главное — сильных!

Теперь они были готовы к новому, уже поч­ти вошедшему в привычку (хотя и нелюбимому) делу — взлому и проникновению.

— Откуда зайдем? — спросила Ирма, со страхом поглядывая на внушительный, похожий в темноте на огромный склеп, музей.

— Давайте попробуем через заднее окно, — пред­ложила Вилл и повела подруг прочь от главного входа.

— А как насчет сигнализации? — спросила Корнелия. — Об этом ты подумала?

— Конечно!— ответила Вилл. Даже в тусклом вечернем освещении Корнелия не могла не заме­тить горделивого выражения, появившегося на похорошевшем лице подруги. — Раз моя сила управляет всеми домашними электроприборами, она должна подействовать и на сигнализацию!

«Точно, — подумала Корнелия. — А я-то и забы­ла об удивительной способности Вилл болтать со своим холодильником (у которого, кстати, был занудный голос и британский акцент, как у чопорного дворецкого)». Компьютер с принте­ром тоже беседовали с Вилл — в те минуты, когда не пререкались друг с другом. Короче говоря, Вилл могла общаться со всей своей техникой — от сотового телефона до старого барахлившего теле­визора.

По мнению Корнелии, все это слишком уж похо­дило на утренние мультики для самых маленьких. Корнелия терпеть не могла всякую там паранор­мальную чушь и не скрывала этого.

«Но сейчас, — подумала чародейка с вновь про­снувшимся чувством вины, — забавная магия Вилл нам очень пригодится! Если, конечно, музейные камеры слежения послушаются ее... Что ж, это мы скоро узнаем».

Девочки завернули за угол и оказались на задворках музея. Первая камера, которую они уви­дели, находилась рядом с окном, неподалеку от мусорного бака.

Вилл встала прямо под окном, подружки сгру­дились у нее за спиной.

— Э-э... простите... — начала чародейка, —я хоте­ла бы спросить...

— Вас интересует это чудовище, да?

Камера заговорила! Ее красный огонек гас и загорался на каждом слоге. Говорила она быстро и отрывисто, с северным акцентом.

— Э-э... да! — кивнула Вилл.

— Но вы не из полиции! — с сомнением произ­несла камера.

— Да, не из полиции, — признала Вилл, пожав плечами. — Но, может быть, нам удастся разгадать загадку.

— Хмм...

Корнелия задержала дыхание. «Сумела ли Вилл уговорить камеру? На ее месте я бы так не заиски­вала и выбрала бы тон пожестче».

— Ладно, входите, — разрешила наконец камера. Корнелия вздохнула с облегчением и капелькой

ревности.

Вилл снова применила свой собственный под­ход и снова добилась успеха. Надо же!

Лишь только девочки собрались войти, как камера предупредила их:

— Помните: без фокусов!

— Какая недоверчивая! — иронично прошепта­ла Тарани.

— Она охраняет музей, — заметила Ирма. — Это ее работа.

Тем временем Вилл с Корнелией разглядывали окно. Оно находилось в восьми футах над зем­лей и, естественно, никакой лестницы под ним не было. Тарани и Ирма сцепили пальцы, что­бы подсадить Вилл. Балансируя на сильных руках подруг, Вилл попробовала приоткрыть окно. Оно оказалось не заперто! Вот удача!

Пока Вилл пролезала в помещение, Корнелия готовилась последовать за ней. Она бросила последний взгляд на камеру.

— Вы правда не возражаете? — осторожно поин­тересовалась она.

— Входите, входите! — нетерпеливо ответи­ла камера, обращаясь ко всем девочкам сразу. — Я ничего не видела.

Красный огонек камеры погас, Вилл наконец проскользнула в окно и растворилась в темноте. Остальные Стражницы, затаив дыхание, ждали.

«Что дальше? Где там Вилл?» — подумала Кор­нелия через несколько секунд, тянувшихся, каза­лось, неимоверно долго.

Наконец рыжая головка Вилл высунулась из окна.

— Никакой охраны не видно, — громко прошеп­тала она. — Давайте за мной!

Девочки, помогая друг другу, по одной пролез­ли в окно. Хай Лин, способная летать, была замы­кающей.

Очутившись внутри, чародейки тихонько, на цыпочках отправились к крылу, где размещались экспозиции по искусству. Через несколько минут они попали в небольшую мрачноватую галерею.

— Вот мы и на месте, — прошептала Ирма. — Здесь я видела ящера. Что-нибудь чувствуете?

Корнелия огляделась вокруг. Она видела лишь навевающие тоску написанные маслом картины, покрытые золотистой охрой стены и последние отблески тусклого вечернего света, пятнами лежа­щие на полу. Первой подала голос Вилл.

— Пока нет, — сказала она и пожала плечами.

— Но портал должен быть где-то здесь! — напом­нила Хай Лин, углубляясь в помещение галереи. — Давайте сосредоточимся!

Девочки разошлись в разные стороны. Вилл обследовала каждый угол, а Ирма изучала пото­лок. Корнелия приблизилась к одной особенно большой старинной картине. Вдруг она ахнула.

— О нет!

— Что там? — вскрикнула Тарани, подбежав и схватив подругу за плечи. Остальные девчонки тоже подтянулись к полотну.

— Поглядите на эту картину! — воскликнула Корнелия.

Она указала тоненьким пальчиком на огромный холст. Это была панорама средневекового город­ка: толпы веселых коренастых горожан, спешив­ших по своим делам, заполняли площадь. Обычно Корнелия прошла бы мимо такой бытовой зари­совки, удостоив ее лишь беглым взглядом.

Но на этом полотне была одна деталь (причем прямо посредине), которая заставила Корнелию застыть — и вовсе не от восхищения мастерством художника.

Нет, картина заставила девочку замереть от ужаса!


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная