Обмен учебными материалами


Глава 6. Безымянные контракты



(contractus innominati)

Строгая типизация контрактных источников обязательств остав­ляла без исковой защиты соглашения, содержание которых отклоня­лось от признанных контрактов. Обычно в таких случаях претор да­вал actio in factum, и соглашение, ничтожное в плане ius civile, полу­чало силу по ius honorarium. Такое вмешательство судебной власти бьшо единственным средством защитить справедливые интересы кредитора и обеспечить развитие разнообразных форм оборота. При­мер применения этой техники республиканскими юристами донес

57 Понятно, что если исполнителя выбирает принципал, между эти­ми лицами возникнет самостоятельный договор поручения.

Раздел VIII. Обязательственное право (часть II)

до нас Алфен Вар в живописно представленной бытовой ситуа­ции (Alfenus, 3 dig. a Paulo epit, D. 19,5,23):

Duo secundum Tiberim cum ambularent, alter eorum ex, qui secum ambulabat, rogatus anulum ostendit, ut respice-rit: illi excidit anulus et in Tiberim devolutus est. respon-dit posse agi cum eo in fac­tum actione.

Когда двое прогуливались вдоль Тибра, один из них тому, с кем он прогуливался, по его просьбе про­тянул кольцо, чтобы тот его рассмотрел: у того же кольцо вы­пало и упало в Тибр. [Сервий] отве­тил, что можно вчинить иск, основанный на факте.

Данный случай не подходит ни под контракт ссуды, так как кольцо было испрошено не для пользования, ни под контракт по­ручения, так как вещь была передана исключительно в интересах получателя, ни под контракт найма, так как соглашение было безвозмездным.

В дальнейшем на основе учения Лабеона о синаллагматиче-ских соглашениях (synallagma) те нестандартные договоры, кото­рые предполагали взаимность предоставлений, стали считать кон­трактами, усматривая особую causa obligationis в намерении каж­дой из сторон получить встречное предоставление от другой. Этот прогрессивный подход защищал юрист II в. Аристон, логика кото­рого повлияла на мнение Цельса58.

Ulp., 4 ad ed., D. 2,14,7,2:

Sed et si in alium contractum Но и если дело не подходит под res поп transeat, subsit tamen какой-либо контракт, но присут- causa, eleganter Aristo Celso ствует основание соглашения, respondit esse obligationem. Аристон изящно ответил Цельсу, ut puta dedi tibi rem ut mihi £mo обязательство существует. ,.r , , ,. ^ .. ., Например, я дал вещь тебе в соб-

aham dares, dedi ut aliquid ств%НН0<Гть с тем> Цтобы ты дал facias: hoc cwvaUayna esse et мне другуЮ [щщ] я дал с тем, что- hinc nasci civilem obligatio- бы ты что-либо сделал: это явля- пет. ется синаллагматическим догово-

ром и здесь возникает цивильное

обязательство.

Необходимым элементом типизации остается формальное раз­личение предоставлений dare и facere, так что возможные соглашения о взаимных предоставлениях сводятся к четырем ва­риантам, названным в тексте Павла (D.19,5,5 pr):

Многие тексты Дигест Юстиниана позволяют предполагать, что уже сам Лабеон считал обязательства из таких договоров цивильными и допускал исковую защиту посредством actiones civiles.

Глава 6. Безымянные контракты (contractus innominati)

— do ut des— я даю с тем, чтобы ты дал;

do ut facias— я даю с тем, чтобы ты сделал;

facio ut des— я делаю с тем, чтобы ты дал;

facio ut facias— я делаю с тем, чтобы ты сделал. Поскольку юридические ситуации из таких контрактов не имели

общепризнанных названий, формула цивильного иска содержала особое описание состава дела, но не в demonstratio, как при стан­дартных actiones civiles, а в praescriptio, определявшей предмет су­дебного спора (содержание litis contestatio): "ea res agatur, quod..." ("пусть предметом дела будет то, что..."). Отсюда устойчивое выраже­ние для указания на исковое требование из таких соглашений: "ргае-scriptis verbis agere" (искать посредством предписанных слов), вместо "per concepta verba agere", обычного для указания на процесс per formulas (GaL, 4,30). Возникло странное явление — actiones civiles in factum59. Специальный титул Дигест Юстиниана, посвященный это­му вопросу (D.19,5: 'De praescriptis verbis et in factum actionibus'), начинается с цепи фрагментов, объединяющих с мнением Папиниана суждения последних глав прокулианской (Ювенция Цельса) и саби-нианской (Сальвия Юлиана) школ. Такое единство указывает на сформировавшийся цивильный институт: interpretio iuris включила нестандартные синаллагматические соглашения в ius civile. Pap., 8 quaest, D. 19,5,1 pr-2:

Nonnumquam evenit, ut ces- Нередко происходит, что в случае

Загрузка...

santibus iudiciis proditis et vul- неприменимости установленных и

garibus actionibus, cum prop- распространенных исков, когда мы

rium nomen invenire поп pos- не можем найти собственного имени

sumus, facile descendemus ad [данного отношения], мы легко при-

eas, quae in factum appellan- бегаем к тем [искам], которые назы-

tur. sed ne res exemplis egeat, ваются фактическими. Однако,

paucis адат. чтобы дело не осталось без приме-

1. Domino mercium in magist- ров, я приведу немного.

rum navis, si sit incertum, ut- Лабеон пишет, что собственнику rum navem conduxerit an тег- товара против командира корабля, ces vehendas locaverit, civilem когда неясно, нанял ли он корабль или actionem in factum esse dan- сдал товар для перевозки, следует dam Labeo scribit. дать цивильный иск по факту.

2. Item si quis pretii explorandi Также если кто-либо передаст вещь gratia rem tradat, neque depo- ради получения цены, то не будет situm neque commodatum erit, ни поклажи, ни ссуды, но при нару- sed поп exhibita fide in factum шении fides дается цивильный иск civilis subicitur actio no факту

59 Современные исследователи уже не считают это противоречивое сочетание результатом позднейших интерполяций, как это делали в кон­це XIX — первой половине XX в. (например, И. А. Покровский).

Раздел VIII. Обязательственное право (часть II)

Cels., 8 dig, D. 19,5,2:

(nam cum deficiant vulgaria (ибо когда отсутствуют обычные

atque usitata actionum nomi- и распространенные названия ис-

na, praescriptis verbis agen- кое, следует вчинить иск посредст-

dum est), вом предписанных слов),

Iul, 14 dig, D. 19,5,3:

in quam necesse est confugere, к которому необходимо прибегнуть,

quotiens contractus existunt, поскольку существуют контракты,

quorum appellationes nullae для которых цивильным правом не

iure civili proditae sunt. создано никаких названий.

Только в VI в. один из византийских профессоров права Сте­фаний (Bas, 11,1,7) назвал эти договоры безымянными контракта­ми ('аиоуица covakk'ay\iaxa); латинский термин "contractus innomi-nati" появился только в средние века.

Особенностью этих контрактов является то, что исполнение одного из предоставлений предшествует другому и, можно ска­зать, выступает в функции формы заключения сделки (оферты)60. При этом контрактный характер возникающей на стороне выгодо-получателя обязанности сказывается в том, что при неисполне­нии в ответ на полученное предоставление возникнет ответст­венность в объеме положительного интереса кредитора. До при­знания такого соглашения контрактом в подобных случаях креди­тор мог защищаться либо посредством кондикционного иска об об­ратном истребовании предоставленной вещи, когда не последо­вало ожидаемого предоставления с другой стороны (condictio ob rem dati re non secuta), — при исполнении in dando, либо по­средством actio de dolo — при исполнении in faciendo. С появле­нием actio praescriptis verbis применение actio doli стало невоз­можным, так как этот иск субсидиарный, но оставалась альтерна­тива в виде кондикционного иска об истребовании предоставления в расчете на получение ответного, когда ответное не последова­ло — condictio causa data causa non secuta (D.12,4). В некоторых случаях альтернативным средством защиты мог выступать иск из соответствующего контракта, если интерпретатору удавалось согласовать состав дела с одним из признанных типов договоров.

60 Только при Юстиниане стороне, которая первой исполнила собст­венное предоставление, дозволяется отойти от сделки и истребовать пре­доставленное обратно посредством condictio ex poenitentia ("poenitentia" — "раскаяние"), пока другая сторона не исполнила свое обязательство (см. интерполяции в текстах Ульпиана: D.12,4,3,2; 5 рг-2).

Глава 6. Безымянные контракты (contractus innominati)

Ulp., 11 aded, D. 18,1, 50:

Labeo scribit, si mihi biblio- Лабеон пишет, что если ты мне

thecam ita vendideris, si продашь библиотеку под условием,

decuriones Campani locum что кампанские декурионы прода-

mihi vendidissent, in quo eam дут мне участок, на котором я ее

ponerem, et per me stet, quo расположу, и от меня зависит, что

minus id a Campanis impet- я не потребовал этого от кампан-

гет, поп esse dubitandum, цев, то не подлеокит сомнению, что

quin praescriptis verbis agi можно вчинить иск посредством

possit. ego etiam ex vendito предписанных слов. Я же полагаю,

agi posse puto quasi impleta что также можно вчинить иск из

condicione, cum per empto- купли, как если бы условие осущест-

rem stet, quo minus implea- вилось, если от покупателя зависит,

tur. чтобы оно не исполнилось.

Если Лабеон усматривал в описанном случае контракт facio ut facias, то Ульпиан, следуя правилу о том, чтобы считать поте-стативное или смешанное условие осуществившимся, как только заинтересованная сторона воспрепятствует его наступлению, мо­жет говорить в даном случае о causa empti — составе договора купли.

Аналогия с реальными и консенсуальными контрактами при трактовке contractus innominati сказалась в том, что они также считались основанными на fides и по actio praescriptis verbis должник отвечал не только за dolus, но и за culpa (D.19,5,17,1—2; 20,2), и даже за custodia (D.13,6,10,1).

Некоторые из безымянных контрактов получили вместе с исковой защитой и признанием в плане ius civile собственные на­именования.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная